Новости
2 декабря 2017, 12:05

Вера Кондратьева: «МаМыхэм» – почти как «у мамы»

"Вестник» уже не раз писал о Вере Кондратьевой, о её вокальных талантах и успешных выступлениях, даже выдвинул своим претендентом на конкурс «Лидеры России». Сегодня мы расскажем об общественной работе Веры.

Руководитель общественной организации «Общество хантыйской культуры «МаМыхэм» Вера Кондратьева с виду просто девушка с сияющей улыбкой и ямочками на щеках. Но приветливая улыбка – это не только мимика, это и ключ к свободному общению, и наследство от добродушных предков, и визитная карточка представителя народа Югры, которую она (между прочим, мать двоих детей) не раз презентовала в чужих краях.

– Многие знают вас в Югре и далеко за её пределами (даже на Фарерских островах), как творческую личность, певицу, человека, неотделимого от музыки. И в то же время вы – руководитель местной общественной организации. Эти статусы гармонируют между собой? Или последнее – это некие обременяющие обязанности?

– Спасибо за такое описание меня. Я уже задумывалась над этим вопросом. И пришла к тому, что эти, как вы говорите, статусы, неделимы, по крайней мере для меня. Ведь сохранение культуры народа – это не только песенное, танцевальное и декоративно-прикладное творчество, это сохранение уклада жизни людей, живущих из века в век по традициям и заветам предков. И понятно, что в техногенном мире таким народам порой не всегда просто адаптироваться к современным условиям жизни, у них возникают различные вопросы и проблемы, требующие решения. Не могу просто оставаться в стороне и смотреть, зная, что в состоянии чем-то помочь. Это, скорее, моя гражданская позиция.

– Расскажи немного о задачах «МаМыхэм», кстати, звучит почти как «мама». Кого она объединяет под своим крылом?

– «МаМыхэм» переводится как «Моя Земля», действительно, почти как «у мамы». Изначально, когда планировалось создать общественную организацию, то предполагалось ведение работы в культурной сфере. Но жизнь показала, что одной культурой, как говорится, сыт не будешь. Наша организация объединяет всех неравнодушных, активных, талантливых и отзывчивых людей.

– Твоим коллегам – руководителям общественных организаций из дружественных республик – на мой взгляд, гораздо сложнее работать со своими земляками здесь, вдали от родины. Хлопоты со всевозможными документами, пропиской, трудоустройством существенно отвлекают от собственно национально-культурных дел. Или у коренного малочисленного населения тоже бывают и будни, и праздники? С какими вопросами обращаются в вашу НКО?

– Ну, начну с того, что мы помогаем решать текущие вопросы не только тем, кто относится к коренному населению, а всем, кто обращается к нам за помощью. Что мы делаем? Устраиваем благотворительные акции, собираем вещи, продукты питания, игрушки для детей. Всё собранное передаём тем, кто в этом нуждается. Также помогаем сориентироваться с документами, куда и к кому можно обратиться в неясной ситуации. Знаете, например, в вопросах законодательства, права любому бывает трудно.

– Одно дело приезжать на фестиваль или форум в видавшие виды европейские столицы, и совсем другое – принимать гостей у себя. На твой взгляд, наш регион достаточно гостеприимен?

– Наш регион – один из самых лучших в России не только по гостеприимству, но и в социальной политике, поддержке общественных объединений! Коллеги из других регионов и стран всегда это отмечают. Независимо от того, где проходит мероприятие: в посёлке или в городе – это всегда высокий уровень организации и доброго отношения наших людей не только к гостям, но и друг к другу.

– Ты как раз недавно вернулась с первого регионального форума межнационального согласия в Ханты-Мансийске, расскажи, все ли чувствовали себя на нём «в своей тарелке»?

– В этом форуме принимали участие люди разных национальностей, конфессий, мировоззрений, культур. Кто-то приехал со своим наработанным опытом, готовый поделиться им. У кого-то были вопросы, и они искали ответы, а кто-то приехал просто себя показать и на других посмотреть. Не могу сказать, что кто-то был обделён вниманием. Работу вели площадки с разными заявленными темами, и каждый мог принять участие там, где считал нужным, по потребностям.

– На этом форуме присутствовали высокопоставленные руководители, которые признали, что в 1990-е годы государственная нацполитика существенно просела в масштабах России, и сейчас общественникам нужно многое навёрстывать, учиться. На твой взгляд, это упущенное время сильно отра­зилось на коренном малочисленном населении, в частности, Сургутского района?

– В 1990-е годы вся страна переживала не лучшие времена. Конечно, это коснулось и коренных жителей. Я тогда была ещё ребёнком, но уже в возрасте «думающего человека», как у нас говорят (у ханты). Всё видела и понимала, что происходят глобальные перемены, но сравнивать было особо не с чем. Общественные объединения как раз набирали опыт отстаивания свих интересов. А сейчас мы, НКО, имеем поддержку на разных уровнях. Конечно, вопросов много и есть к чему стремиться, но и многое уже сделано полезного. Ну, а Сургутский район, насколько я знаю, самый богатый на общественные объединения!

– Как известно, толерантность прививается с младых ногтей. И, пожалуй, именно в период твоего детства в Сургутский район перебирались на заработки семьи издалека. Припомни свой опыт знакомства, принятия/непринятия сверстников-переселенцев. Может, с кем-то до сих пор дружишь?

– Я росла в маленьком посёлке Пим. В пик освоения нефтяных земель. Да, приезжали люди разных народов. Но для меня не было значения, кто откуда. У нас в посёлке даже жили эстонцы, они строили дороги. И с тех пор в нашем теперь уже городе Лянторе есть улица Эстонских дорожников. С одной семьёй из Эстонии мы дружим и общаемся до сих пор! Дети же такие: копируют поведение взрослых. Мы все дружили, а значит и наши родители, бабушки и дедушки жили в ладу с приезжими. Что уж говорить о тех, кто живёт в Лянторе по сей день.

– Земляки из бывших стран СНГ, особенно с Кавказа, зачастую объединялись и в случае чего стояли горой брат за брата. А как у представителей местных, коренных народностей?

– Так сложилось, что ханты в наших краях проживают с давних пор обособленно. Много воды вокруг, мало полезных пастбищ для выпаса оленей, поэтому одна семья занимала большую территорию, чтобы олени имели достаточно еды. Этот фактор, я считаю, и повлиял на то, что у ханты нет в крови того «гена» (образно), который отвечает «брат за брата», как, например, у других народов, которые живут деревнями, общинами, диаспорами. Нашим людям чаще всего приходилось справляться с трудностями в одиночку. Но время не стоит на месте – сейчас всё больше ханты объединяются, занимаются общими полезными делами и отстаиванием общих интересов. И мы можем постоять друг за друга.

– Знаю, что многим семьям со стойбищ приходилось отправлять детей учиться в школу-интернат на долгие месяцы, это своего рода тоже отрыв от корней, ты знаешь таких ребят? Каково им было? Вернулись ли они уже после учёбы к традиционному промыслу?

– Это больной вопрос для меня, прежде всего, как матери двоих детей. Да, к сожалению, детям коренных народов приходится обучаться и жить в интернатах. И пока другой альтернативы нет, если основное место проживания родителей – это лес. Вот только представьте, вы своего ребёнка, которому исполнилось 7 лет, отдаёте совершенно в другую, не привычную для него среду. А как там ребёнок? Сложный момент. Но родители понимают, что без образования ему придётся туго. Стойбищные школы – это, на мой взгляд, выход. Но вопрос нужно проработать на правительственном уровне. Безусловно, дети сохраняют традиции, знают язык, но жизнь в интернате даёт о себе знать – это низкая социальная адаптация в самостоятельной жизни по окончании школы. Те, кто хотят остаться жить в городской среде, не всегда справляются с потоком нахлынувших проблем. Конечно, есть и такие, кто умело совмещает жизнь в лесу и в городе, но это единицы. Если человек придерживается корней, то и земля ему помогает!

– Говорят, что мы родом из детства. Твоё дружелюбие, открытость – это от родителей? Расскажи немного о них. Как они стали межнациональной семьёй?

– Я благодарна своим родителям за всё! За то, что вырастили, воспитали, за их любовь и поддержку. Мой папа, Иван Николаевич, приехал в Сибирь со средней Волги после того, как объездил весь Советский Союз в качестве спортсмена в раллийных гонках. Мама, Татьяна Семёновна, на тот момент тоже вернулась в родные края после обучения в Рижском медучилище. А встретились они в посёлке Пим! Родители мамы папу приняли очень хорошо. Он с лёгкостью влился в лесной образ жизни. Он мастер на все руки! А мама полюбилась папиным родителям. Мама – это вообще отдельная история, о её жизни можно писать книгу!

– Сегодня, по последним данным о национальном составе Лянтора, первые позиции занимают русские, армяне, украинцы, башкиры и таджики. А как же коренное население, оно прибавляется или наоборот?

– Как показывает статистика, коренных народов, проживающих в нашем округе, малый процент. Но он сохраняется. У нас есть свой реестр, который ведётся в департаменте недропользования и природных ресурсов.

– А ты сама считаешь себя больше ханты или русской?

– Я человек мира!

– В песнях, которые ты бережно передаешь от предыдущих поколений, есть что-то про мир, дружбу, взаимопонимание, гостеприимство? Наверное, сами ханты – уже пример невраждебного народа?

– Ханты живут в гармонии с природой. И я много пою о дружбе, о мире, о бережном отношении к природе. Вот, например, песня, написанная на стихи нашей поэтессы, сказительницы Марии Вагатовой ( Волдиной ) «Пусть живёт на Земле дух дружбы!»:

«...Лишь вместе зло мы сможем

отвести,

Когда народы цену дружбе узнают,

То за неё держаться будут крепко…

Со сказочных времён

Живём мы на одной Земле,

Пьём воду одну.

Светлый Торум тоже один.

Пусть царит на Земле дружба,

Хоть говорим на разных языках…»

– Перед руководителями национально-культурных объединений помимо основной задачи (сохранения своего этнокультурного богатства) стоит не менее важная – всеми силами препятствовать тем, кто пытается настроить нас друг против друга. Удаётся держать оборону? Может, есть какой-то оберег?

– Мы дружно живём с нашими объединениями в Сургутском районе, округе и за его пределами! И своим примером показываем, что уважение к друг другу – это ощутимая сила на пути к созиданию, миру и согласию!

Сергей СТЕПАНОВ ФОТО из архива Веры Кондратьевой
comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg