Новости
10 октября 2017, 02:05

​Станет ли Сургут родиной нобелевских лауреатов?..

Читать: «Сегодня еще рано, завтра будет поздно!» Тюмень в руках сургутян Кадры решают всё!

Как быстро бежит время!..

В конце этого учебного года, 25 мая 2018 года исполнится 25-летие Сургутского государственного университета. А кажется, что только вчера мы, сургутяне, делились друг с другом планами его создания на сургутской земле, и планы эти порой вызывали недоверчивую усмешку. Четверть века уже позади. Количества выпускников, которые сегодня работают практически во всех отраслях жизни сургутян, измеряется уже тысячами.

Проходят сургутские зимы, по своей продолжительности почти что равные учебному году, и многое, очень многое забывается. Стираются в памяти факты и подробности, теряются документы. Случается, что у некоторых появляется острое желание приукрасить историю (и свою роль в ней).

Что ж, история порой не только искажается, но и становится объектом купли-продажи. Бывает, она поворачивается лицом к властьимущим и спиной – к тем, кто от власти далек. Чтобы это случалось реже, давайте вернемся на двадцать пять лет назад и вспомним не только то, как именно происходило одно из важнейших событий в истории нашего города, но и то, благодаря чему (и кому) оно произошло.

...Итак, двадцать восемь лет назад, на одном из заседаний сургутского горисполкома регистрировался устав общественно-политической организации «Сургутский Демократический форум». Услышав в программном заявлении организации фразу: «Добиваться создания в Сургуте регионального университета с филиалами в городах округа», тогдашний заместитель председателя исполкома Паветин присвистнул и с усмешкой прокомментировал: «В Сургуте? Университет? Ну, даё-ё-ёте!» . И покрутил пальцем у виска.

«Сегодня еще рано, завтра будет поздно!»

Подчеркну: сургутский университет появился не потому, что с 1990 года главой города стал Александр Леонидович Сидоров ; не потому, что в Сургуте побывал с серией занятий Георгий Петрович Щедровицкий , практиковавший особые, чрезвычайно эффективно «разгонявшие» мышление организационно-деятельностные игры (ОДИ) , соединявшие в себе свойства учебно-деловых игр и интеллектуального методологического дискурса ; не потому, что в Сургут в качестве ректора-организатора приехал именно профессор физико-математических наук Георгий Иванович Назин , не потому, что у города появились свободные деньги в бюджете, не потому, что федеральный центр перестал определять в муниципалитетах все и вся.

Университет появился, потому что благоприятно сочетались все вышеупомянутые факторы (и не только они), каждый из которых, взятый в отдельности, представлял (как говорят математики) необходимое, но недостаточное условие.

Как не припомнить слова Ленина о начале октябрьского переворота: «Сегодня еще рано, завтра будет поздно!» Годом раньше открыть университет было бы еще рано, годом позже – уже поздно.

Это сегодня у городских властей Сургута нет мало-мальски ни денег, ни власти. Тогда же, в начале 90-х, мы, сургутяне, были истинными хозяевами своего города. Как не вспомнить с грустью знаменитые слова Бориса Ельцина : «Берите власть, сколько можете, но при этом вы берете ответственность!..»

Идея университета родилась как продолжение идеи создания сургутского вуза. Развитие города, его экономический и демографический рост делали с каждым днем все более актуальным вопрос подготовки кадров, открытия своего вуза. Надежда на то, что, открывая в городе учебный пункт иногороднего вуза, легче будет реализовать цепочку «учебный пункт – фи-лиал – самостоятельный вуз» оказалась иллюзорной. Открыть учебный пункт, максимум филиал, был не против любой иногородний вуз. А вот говорить о дальнейшем развитии филиала в нечто более серьезное было практически бесполезно. Никому из иногородних «пылесосов» не хотелось потерять кормушку и позволить городу заполучить свои собственные «вольные хлеба». Возможно, именно поэтому за двадцать лет из учебного пункта тюменского индустриального института так и не получилось филиала, а тем более самостоятельного сургутского вуза.

История дробления Сургутского района тоже тому пример – по мере увеличения объема добычи нефти, а тем самым и веса Сургута, росла боязнь Тюмени. В результате от нашего города «оттяпали» сначала один, потом другой, а затем и третий кусок, уменьшая размеры Сургута и, тем самым, конечно же, ослабляя его. Так появились Нефтеюганский район и «вольный город» Когалым, а часть территории Локосовского поселкового совета оказалась под нижневартовской юрисдикцией.

В 80-е годы Москва попыталась создать на севере Тюменской области объединения и главки. В Сургуте эта идея не продвинулись дальше по-явления «Главтрубопроводстроя». Сегодня все эти политико-географические «игры» забыты за давностью лет. Но тогда, в конце прошлого столетия, в Сургуте именно из-за них резонно стали относиться к Тюмени как к «клещу на теле Среднего Приобья».

Сегодня сургутяне такого же рода «клещом» считают югорскую столицу, которая проводит мировые первенства и шахматные олимпиады, строит огромные спортивные залы, дворцы, гостиничные комплексы, тогда как в Сургуте (как, впрочем, и в соседнем Нижневартовске) остро не хватает денег даже на детские сады.

При этом положении создание в Сургуте высшего учебного заведения, когда нужно иметь «добро» областного руководства, исключалось.

Тюмень в руках сургутян

К 1992 году ситуация кардинально изменилась в благоприятном для открытия вуза направлении – как в экономическом, так и в политическом смысле.

В конце 80-х годов в городе все чаще и чаще не только поднимался вопрос о том, что неплохо было бы открыть вуз, но и все настойчивее звучало: без своего вуза и своей цели на будущее Сургут останется не более чем огромной «общагой».

Перестройка породила брожения в умах людей. Вместе с региональным хозрасчетом появились и региональное самосознание, и региональный патриотизм. Региональный вуз все настойчивее выходил на повестку дня, и этому тем более благоприятствовало то обстоятельство, что круг воп-росов, решаемых исключительно Центром, сужался, как шагреневая кожа.

После проведения первых в советское время альтернативных выборов в Советы, в городе, округе и области появилось очень много новых, умных, нестандартно мыслящих людей. А главное – в Тюмени власть пере-шла в руки сургутян. Так, председателем областного совета стал бывший сургутский прокурор Владимир Ульянов , вице-губернатором, а потом губернатором области был избран бывший председатель Сургутского горисполкома Леонид Рокецкий , его заместителем стал бывший председатель Сургутского райсовета Юрий Неелов . Даже шефом областной милиции стал сургутянин Вениамин Башарин . При такой ситуации помешать созданию университета в Сургуте стало маловероятно. Оказавшиеся на высоких постах сургутяне этого бы не сделали, а у тех, кто был рангом пониже, духу ставить палки в колеса землякам начальства попросту не хватало.

Распад Советского Союза, «парад суверенитетов» привели и к тому, что регионы практически стали сами решать вопросы своей жизни. В те годы действовал принцип: имеешь возможность – делай, никто тебе не по-мешает. Но и на дядю в Москве не надейся.

А деньгами в 1992-93 годах бог Сургут не обидел. Тогда муниципалитетам оставляли 25 (!) процентов от всех налоговых отчислений. Крупнейшие предприятия региона платили налоги по месту нахождения, тогда как сегодня «киты» Сургутнефтегаз, Газпром, Тюменьэнерго зарегистрированы и платят налоги в столицах, в Москве и Санкт-Петербурге. Сегодня в Сургуте остается только около 3,5 процентов от всех налогов, выплачиваемых сургутскими предприятиями и гражданами.

Нельзя не упомянуть роль открытия гимназии Салахова в открытии Сургутского университета. Валерий Шейхевич Салахов , пробивая идею гимназии, прокладывал путь и университету. Если в 90-м году открытие колледжа на базе 8-й школы было «благополучно» похоронено борцами за социальную справедливость из Народного фронта и депутатского корпуса, а осенью 91-го года с трудом и при физическом противодействии, но гимназия Салахова «прошла», то в 1993 году сургутское общество восприняло открытие университета, как что-то само собой разумеющиеся. Оно созрело к этому.

Борьба за гимназию, шумиха и реклама в центральных средствах массовой информации вокруг нее тоже способствовали потом работе по открытию университета ( «А, Сургут! Знаем, знаем… Там у вас гимназия. Читали о ней, телевидение показывало… Конечно!» – и вопросы решались положительно).

И когда говорим о том, кому мы обязаны университетом, мне кажется, что надо обязательно назвать три фамилии: Георгий Петрович Щедровицкий, создатель ОДИ и СМД-методологии, человек, подготовивший умы людей, которые стали подвижниками этой идеи; Александр Леонидович Сидоров, глава администрации Сургута, патриот города, понявший и при-нявший идею университета, взявший на себя всю ответственность и заботы по ее реализации (был бы кто-то другой на его месте, университета сегодня могло и не быть); Георгий Иванович Назин, профессор Тюменского государственного университета, принявший на себя тяжелую ношу создания «с нуля» нового высшего учебного заведения, притом сразу – университета.

Думаю, Сургутский государственный университет сегодня не совсем таким, каким его видел Георгий Петрович. И Георгий Иванович не все сделал так, как хотел. И Александр Леонидович не все сделал, что хотел или что мог…

Сургутскому университету далеко до Кембриджа и Оксфорда… Но он ни чуть не хуже подавляющего числа своих собратьев в России.

Кадры решают всё!

Создание Сургутского государственного университета решило ряд принципиально важных задач:

Вопрос кадров. До его создания сургутские абитуриенты уезжали в Тюмень, Свердловск, Омск, Москву, в другие города – кто куда мог. Мало кто из выпускников возвращались в город (во всяком случае «сливки» оставались там, где учились) – Сургут терял интеллектуальную подпитку из-за оттока молодых специалистов. В то же время испытывал хронический голод на высококлассных кадров и вынужден был привлекать иногородних (и далеко не лучших) с психологией временщика. Картина сегодня иная – в город остаются лучшие выпускники – в университете, на сургутских предприятиях и учреждениях, в органах власти.

Социальный вопрос. В условиях платного образования сегодня не каждая семья в состоянии дать своим детям образование в иногороднем вузе – это и расходы на снятии жилья, на плату за обучение, на питание, на одежду, на жизнь, на дорогу. Зарплата одного хорошего специалиста, примерно 30 тыс. рублей, еле-еле хватит на содержание студента в другом городе. (Средняя зарплата по статистике как средняя температура по больнице.) А если детей двое или трое, если так совпало, что надо содержать двух студентов одновременно… Прибавьте к тому и проблему преступности, которая в начале 90-х была весьма актуальной… Открытие университета в Сургуте сняло многие из этих проблем. Смею утверждать, что сургутяне должны быть глубоко благодарны Александру Леонидовичу Сидорову за то, что он сделал доступным высшее образование их детям.

Сургутский государственный университет – днем и ночью

Начинается очередной учебный год Сургутского государственного университета.

Давайте пожелаем ему все ближе и ближе приближаться к тому университету, о котором мечтал Георгий Петрович Щедровицкий, реализовать те идеи и планы, которые не удалось реализовать Георгию Ивановичу Назину, иметь такую поддержку, какую имел в годы создания он в лице Александра Леонидовича Сидорова.

А студентам сургутской Альма Матер пожелаем учиться, учиться и учиться! И чтобы из них вырос не один Нобелевский лауреат…

Атанас Атанасов, председатель Сургутского Болгарского землячества

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg